Полка со сказками

Марвен – символ жизни

03.05.2017

 

Часть 1. Наследие дружбы

к А.К.***


Мечты находят нас не потому, что волшебство существует, а вследствие ярких поступков – маяков, расставленных нами на пути жизни.

Я не помню, кто из нас свернул первым. Да, впрочем, это и не важно. Ведь с друзьями, даже самыми закадычными, такое порой случается. Случилось это и с нами.

Дорога, по которой мы когда-то шли, крепко держась за руки, покрылась сеткой морщин. Сначала – едва заметной, но чем дольше я шла, тем глубже становились трещины. Следующей весной сквозь них пробилась молодая трава, но в середине лета палящее солнце превратило ее в сено. Осенью налетели ветра, и деревья, что росли у обочин, покрыли серый асфальт дырявым ковром из сморщенных, будто кожица печеного яблока, листьев. И вот однажды, спустя день или год, дорога исчезла в густом тумане, канув для нас обоих в лету.

Мы не прощались, но мы простились. Я ни о чем не жалею. И бережно храню твои письма, осязая время, изменившее нас. Это было время эстетики декаданса. Время красной луны, темных тканей и волос цвета индиго. Время тонких кружев, поэзии Лермонтова и маленьких томиков со стихами «для своих».

Пройдут долгие дожди, прежде чем им на смену, вальсируя и смеясь, внесутся в окна вихри теплого воздуха. И тогда мельница времени медленно, но верно перемелет «наше» в пыль. Чтобы памятью прошлых дней, осесть на твоих и моих ладонях. Мы станем чужими, насколько это бывает.

А дальше мне неизвестно.

Часть 2. The Maker

Думаю, именно в тот день дорога из седого асфальта под моими ногами обратилась игривой змейкой желтого кирпича. Пыльный Кролик пытливо вглядывался в мою душу, моргал и снова смотрел мне в глаза. И вдруг прошлое всколыхнулось, закачалось и зазвенело внутри сотнями золотых бубенчиков! Изумрудный Город зеленоватой дымкой забрезжил вдали, и я замерла! Заржавевшие шестеренки Творца внутри меня нервно дернулись и с лязгом и свистом совершили свой первый оборот. Волшебницу, создавшую Пыльного Кролика звали Аманда Луиза Спейд.

В те далекие времена колдовством было все – и дивно окрашенные ткани, и глубокие влажные глаза и состаренная кракелюрами полимерная глина. Пыльный Кролик был маленьким, темным чудом, и олицетворял собой слишком многое.

Через месяц тоска отпустила меня на все четыре стороны, сменившись воодушевлением и подарив мне радость новых неспешных дел. И хотя мой Изумрудный Город уже во всю сиял, а кирпичная дорожка отливала золотом в лучах высоко стоящего над горизонтом солнца, я и помыслить не могла о создании собственного мира магических существ. К тому времени я состояла в длительных отношениях с танцем, создавала памятные фотокарточки и пекла нежнейшие бисквитные торты с безе и апельсиновым курдом. Я была нарасхват у самой себя, и я была неприлично счастлива. Всему свое время, скажете вы, и будете правы.

Часть 3. Начало

С рождения нас окружают чьи-то миры. Волшебные и не очень. Полные здравого смысла, нелепых предрассудков, любви или печали. Порой они тесно переплетаются с нашими, врываясь в повседневную жизнь, меняя ее, оставляя неизгладимый след в творчестве. И хотя волшебства в мистическом смысле не существует, мне повезло повстречать на своем пути самых настоящих волшебниц, чьи миры находятся за гранью реального. Они поражают, удивляют и, пожалуй, самое главное – они вдохновляют.

Татьяна – мастерица, наделенная даром сохранять все самое светлое и хрупкое, что только встречается в мире. В ее добрых, умелых руках зародилось и ожило настоящее чудо с невероятно чистым и храбрым сердцем. «Ему доверено оберегать, пожалуй, самое важное, что есть на свете. Этот малыш – хранитель твоей семьи». Я назвала его Марвеном, и по дороге из желтого кирпича мы пошли уже вместе.

Встретилась нам на пути и невероятная Ксюша Меликбекян, чей мир фантастических существ подарил мне ни с чем не сравнимое вдохновение. А потом в моей жизни появилась Ирина Шварц. И слова «акрил», «пастель», «выкройка» и «глина» перестали быть магическими субстанциями в руках кудесников-чародеев. Я прилежно училась, вынимая время будто из бездонной сумки. День за днем претворяя в жизнь незыблемое правило – чудеса случаются, если творить их своими руками. И чудо произошло.

Часть 4. Дорога домой

Вскоре наступил июль и распахнул деревянные ставни навстречу мечтам. Те влетели говорливой стаей, опрокинув на пол и мои холсты и краски, и закружились у люстры под самым потолком. Они пели звонко и на все голоса: «Снова в путь, снова в путь!» и предвещали новые встречи. И верно, так и случилось.

Желтые кирпичи сливались в золотой серпантин под моими ногами. Вокруг кружились звезды, и нежно звенели небесные колокольчики. У распахнутых ворот в Изумрудный Город меня ждали марвены. Они загадочно улыбались, и лишь я подошла ближе, малыши окружили меня толпой и повели по узким малахитовым улочкам. Маленькая Бетельгейзе топала ножками рядом с благородной Бетой Ориона и робко озиралась по сторонам. Марвен Золотого Прилива дерзко возглавлял шествие, а слегка растерянный Февэ семенил поодаль. На плече, у самой щеки, согревая меня своим теплом и улыбаясь в оба зуба, сидел марвен Марвен. По его взгляду я поняла – мы возвращались Домой.

Тесные лабиринты из изумрудных и мраморных домиков наконец закончились. Мощеная дорожка привела нас к старой, покосившейся от времени деревянной хижине, чьи доски некогда были выкрашены в зеленый цвет. Лачуга выглядела неприглядно, но марвены остановились и теперь многозначительно смотрели на меня. Я только пожала плечами и протянула руку к ржавой дверной ручке.

Дверь со скрипом отворилась, выпуская наружу сырость и затхлый воздух. Я несмело переступила порог. Лишь мы очутились внутри, Марвен вмиг соскочил с моего плеча и вместе с остальными, шурша лапками и древней мудростью, исчез в темноте. Дверь за моей спиной захлопнулась, и тот час, как по волшебству, хижина озарилась светом старых, заплывших воском свечей. Густые тени со свистом пролетели над головой и неспешно осели по углам. Старая лавка-мастерская преображалась на глазах.

Я улыбнулась, замечая, что мы были не одни. То тут, то там из-за старых шкафов занавешенных кружевами паутин выглядывали любопытные глазки.

Напротив большого зеркала на покосившейся дубовой стойке стоял тяжелый кожаный фолиант. MARVENS’ DWELLING – витиеватыми буквами значилось на покрытой вековым слоем пыли обложке. Я раскрыла книгу и прочла – «… волшебный мир, где обитают магические существа. Марвены – хранители душ и покровители древних снов. Молчаливые смотрители дома. Стражи вековых знаний. – я перевернула ветхую страницу, –  Светлые Марвены берегут солнечный свет, собирая в пыльные бутылочки упавшие на пол лучи. Темные – плетут из хлопковых волокон ловцы для сновидений. Одни хранят любовь и тишину. Другие – собирают в чашу тайны…»

Я закрыла книгу и взяла на руки трясущегося от страха малыша-марвена. Все это время кроха прятался за старым томом, и только длинные, содрогающиеся в такт беззвучным рыданиям рожки торчали за переплетом. Я нежно погладила малыша по рожкам, и маленькое чудо доверчиво воззрилось на меня большими и мокрыми от слез глазами.

Я была Дома.


Фотографии автора. Коллекционные куклы автора (Marvens’ Dwelling), за исключением Марвена (фото №3, ScrapStudion)

Марвены в Instagram – http://instagram.com/marvens_dwelling 

Приютить малыша Марвенаmarvens.livemaster.ru

НОВЬIЕ СТАТЬИ БЛОГА
НА ПОЧТУ

Искренние тексты к самой себе

Спасибо, что подписались 🙂

Найдены ошибки

YOU MIGHT ALSO LIKE

К этой статье нет комментариев

Оставить комментарий

error: Content is protected !!